Дом на набережной

Дом на набережной

Он стоит следующим за Домом-музеем  Н.А.Римского-Корсакова – двухэтажный, обветшавший и неухоженный, с покосившимся крыльцом и парой пустых оконных проемов. Сегодня он представляет собой довольно печальное зрелище. В доме несколько квартир, в которых проживают люди, не связанные между собой родственными узами. Но так было не всегда.
В XIX и начале XX века он был красивым, просторным и уютным, где переплетались счастье, радость,  печаль и горе представителей двух родов – Феофиловых и Васильевских. Одним из первых его владельцев был  священник Тихвинского Введенского женского монастыря Яков Феофилов. Что о нем известно?
Яков Семенович Феофилов ро-дился в 1832 году. В 1853-м окончил Новгородскую духовную семинарию с аттестатом второго разряда, дававшим ему право претендовать     на место преподавателя приходской школы и священническое место в церкви третьего класса. Сначала учительствовал,  потом был  дьячком в Спасо-Преображенском соборе, а затем 17 лет служил во Введенском женском монастыре: одиннадцать из них – дьяконом,  а с 29 октября 1876 года – священником.   В этой должности он был до своей кончины от скоротечного воспаления легких, которая случилась  19 ноября 1881 года. На тот момент Якову Семеновичу было всего 49 лет.
Он рано овдовел и поднимал детей один. У него росли двое сыновей – Николай  и Иван  и дочь Екатерина. Оба сына окончили сначала Тихвинское духовное училище, а затем Новгородскую духовную семинарию. Николай стал священником, а Иван – учителем.  Известно, что внуки Якова Феофилова, сыновья Николая Александр, Борис и Алексей ушли добровольцами на первую мировую войну и воевали на разных фронтах. Подпоручик Александр Николаевич Феофилов пал смертью храбрых под турецким городом Байбурт и похоронен на чужбине.
Иван работал учителем Тихвин-ского уездного приходского училища и  был членом Тихвинского отделения епархиального училищного совета. Скончался в ноябре 1918 года.
Дочь Екатерина, родившаяся 22 ноября 1864 года, оказалась в числе восьми учениц первого выпуска Тихвинской женской прогимназии, состоявшегося в 1878 году. Как самая лучшая выпускница она была награждена книгой и похвальным листом. На выпускном экзамене по каждому  предмету ей поставили высший  балл. После окончания прогимназии Екатерина некоторое время работала там же учительницей чистописания.
Неизвестно, была ли она раньше знакома с выпускником Новгород-ской духовной семинарии 24-летним Николаем Васильевским или нет, но факт остается фактом: ровно через два месяца после похорон Якова Феофилова, 20 января 1882 года, состоялось их венчание в Спасо-Преображенском соборе. Одновременно решились две проблемы – и молодая девушка, оставшаяся без отца,  была пристроена, и закрыта вакантная священническая должность во Введенском женском монастыре. Спустя две недели после венчания, 4 февраля 1882 года, Николай Васильевский начал в нем свое служение. Выйдя замуж за него,  Екатерина оставила работу в прогимназии и полностью посвятила себя семье и домашним заботам, став хозяйкой дома.
21 ноября 1882 года в этом доме у Николая и Екатерины Васильевских родилась первая дочь. Назвали ее Марией. К несчастью,  радость, связанная с ее появлением на свет, была недолгой –  семимесячная малышка умерла от кори.
Но жизнь продолжалась, и в доме один за другим зазвучали другие детские голоса. Алексей, еще одна Мария, Вера, Михаил, Лидия, Надежда, Ольга – так звали детей Николая и Екатерины Васильевских. Понятно, что забот Екатерине Яковлевне хватало: планирование бюджета семьи, приготовление пищи, стирка, уборка, забота о покупках, занятия с детьми. Она должна была найти к каждому ребенку подход, учитывать его интересы, потребности и чувства. Дети в такой большой семье учились считаться с желаниями и уважать мнение другого человека, быть самостоятельными.
Легко представить, как по вечерам семья Васильевских собиралась в гостиной за большим столом. Делились впечатлениями о том, как прошел день, что нового узнали, какие были успехи и неудачи. При этом кто-то занимался рукоделием, кто-то играл на пианино, кто-то читал книгу или писал письмо…
Иногда к ним приходили друзья   семьи, в круг которых входили  Алферовские, Волотовские, Троицкие, Харламовы…  Отец Николай был в добрых отношениях и с городским головой Иосифом Владимировичем Лохвицким, его семьей и знаменитыми племянницами. Именно он венчал  22-летнюю Марию Александровну Лохвицкую (Мирру Лохвицкую), известную поэтессу Серебряного века,  и 25-летнего выпускника юридического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета Евгения Жибера.
Встречи и общение с друзьями радовали, но все-таки основное внимание глава семьи Васильевских уделял служению Богу и людям.  Он не только служил во Введенском женском монастыре, но и  был законоучителем  в местной воинской команде и в детском приюте, обучал Закону божиему и русской грамоте  послушниц обители. Кроме этого, многие годы был помощником благочинного первого Тихвинского округа,  несколько лет – представителем Тихвинского духовенства в город-ской думе и членом городского присутствия по государственному налогу с недвижимым имуществом. Принимал участие в работе комиссии по устройству тихвинского духовного училища, а  с 28 июня 1899 года являлся членом его правления.
 Немало потрудился и на ниве народного просвещения. На протяжении 35 лет отец Николай преподавал Закон божий в Тихвинской женской   прогимназии, преобразованной впоследствии в гимназию. Работу здесь он совмещал с заведованием Иоанновской церковно-приходской школой в деревне Кайвакса, которая была открыта исключительно благодаря его усилиям. На этом следует остановиться  подробнее.
Несмотря на дальность расстояния от Тихвина до Кайвакской школы, которое составляло одиннадцать верст, и на многочисленные обязанности по службе, отец Николай еженедельно посещал эту школу, преподавал Закон божий и следил за ка-чеством работы учительницы.
Сначала это учебное заведение  располагалось в крестьянской избе, не приспособленной для успешного обучения детей. Но с самых первых дней существования школы Николай Борисович вынашивал идею о постройке для нее специального здания. Ее реализацию приходилось все время  откладывать из-за отсутствия средств, потому что основным источником содержания школы была плата за обучение.
В 1897 году отец Николай решил обратиться за помощью к знаменитому уже тогда на всю Россию Иоанну Кронштадтскому, который в ответ на просьбу прислал довольно большую сумму денег и письмо следующего содержания: «Дорогой собрат и о.Николай! С праздником и с наступлением новолетия имею честь Вас поздравить. Письмо Ваше попало мне на глаза только сегодня. Прочитавши его, шлю Вам на школу двести рублей. Прошу за сим Ваших братских молитв. Много лет Вам здравствовать и священствовать во славу Божию, во спасение свое и людей. Протоиерей Иоанн Сергиев. 27.Д.1897 г.».
Он прислал также свой портрет, на котором написал: «Кайвакской школе грамотности в благословение. Протоиерей Иоанн Сергиев». Эта школа была единственной из всех церковных школ Тихвинского уезда, которая имела такой дорогой подарок от Иоанна Кронштадтского.
Оказали помощь и состоятельные тихвинцы. Основную часть денег внес член Тихвинской городской управы Михаил Ефимович Уштовский.
За постройкой школы наблюдал сам отец Николай. Для этого он регулярно ездил и ходил пешком в Кайваксу. К октябрю 1901 года здание было в основном готово. Оно стояло на высоком и сухом месте и «производило приятное впечатле-ние своею чистою отделкою и уют-     ностью».
Торжественное освящение школы состоялось 4 октября 1901 года при большом стечении высоких гостей, учеников, их родителей и остальных жителей деревни, для которых это событие было  небывалым празд-неством. Следует отметить, что здание школы было настолько добротным, что сохранилось до наших дней.
До 1917 года жизнь шла своим чередом: дети учились, взрослели, строили планы на будущее, уезжали на учебу в другие города, устраивались на работу, создавали семьи.  Старшие Васильевские, которым было уже под шестьдесят, жили в ожидании заслуженного отдыха, надеялись провести оставшиеся годы тихо и спокойно в окружении детей и внуков, передав им заботы о материальном обеспечении семьи.
Но Октябрьская революция 1917 года разрушила все мечты, планы и полностью изменила течение жизни. Уже в январе 1918 года во Введен-ском монастыре появились новые люди, которые стали вести себя в нем как хозяева, а 14 декабря 1918 года был избран комитет, которому перешла вся власть. Ни игуменья, ни священнослужители, ни насельницы ничего не могли сделать без согласования с этим комитетом.
В стране и в городе развернулась антирелигиозная пропаганда. Приход монастыря с каждым годом сокращался, доходы от совершения треб резко упали. Священнослужители подвергались гонению. На них писали доносы, их арестовывали и привлекали к суду. Николай Васильевский подвергался аресту в марте 1925 года и был под следствием в январе 1926 года. Семья жила в постоянной тревоге за отца и в заботах о хлебе насущном.
В 1928  – 1929 годах гонение и репрессии в отношении церкви усилились. Священников приравняли к кулакам и обложили усиленными налогами, в случае неуплаты которых они теряли все свое имущество. Помимо увеличения налогов, их лишили гражданских прав, что влекло за собой множество проблем. Возникали трудности с устройством на работу, с получением пособия по безработице и пенсии, с карточками на продукты питания, которых «лишенцам» иногда просто не выдавали. Эта беда не обошла стороной и семью Николая Васильевского.   
Наступил 1931 год. К этому времени Васильевские занимали уже не весь дом. Их, как говорили тогда, уплотнили. Через год должен был состояться 50-летний юбилей со-   вместной жизни Николая Борисовича и Екатерины Яковлевны – золотая свадьба. Но этому событию не суждено было случиться. 6 января отец Николай был арестован, а 18 февраля 1931 года – расстрелян.
Жительница Тихвина Евгения Васильевна Прогальская вспоминает, что, по рассказам дочерей отца Николая, с которыми она была хорошо знакома, арестантов увозили из Тихвина в Ленинград в один из темных холодных январских дней. Кто-то смог назвать примерное время, ко-гда группу заключенных поведут на вокзал. Они долго сидели ночью под мостом, через который должны были проводить колонну, и с трепетом в сердце ждали этого момента. Им очень хотелось хоть краешком глаза взглянуть на  своего отца.
А вот строки из письма Аллы Николаевны Храмцовой, правнучки Николая Борисовича Васильевского: «Бабушка рассказывала: рано утром отца Николая в числе других прогнали по Новгородской в сторону станции. Было серое, пасмурное утро, темная толпа под конвоем прошла мимо наших окон, а мы могли только слегка отогнуть занавеску и украдкой посмотреть, прос-титься было невозможно, и больше мы ничего никогда не узнали об отце Николае».
Екатерина Яковлевна Васильев-ская, супруга отца Николая,  прожила в этом доме 76 лет, с момента рождения до своей кончины, которая случилась 21 марта 1940 года.
Как сложились судьбы детей Николая и Екатерины Васильевских, для которых дом на набережной реки Тихвинки был очень дорог?
Старший сын Алексей в 1905 году окончил Новгородскую духовную семинарию.  26 января 1912 года в Спасо-Преображенском соборе состоялось его венчание с дочерью коллежского советника, учительницей Тихвинской женской прогимназии, Екатериной Петровной Кирилловой. К сожалению, их супружеская жизнь была очень короткой.  21 октября 1912 года 28-летний Алексей умер в результате несчастного случая. Как написано в метрической книге – от ушиба.  Через девять дней после его кончины появился на свет сын Георгий.
  Дочь Мария сначала училась в Тихвинской женской прогимназии, а затем в Новгородской гимназии, которую окончила с золотой медалью.  После завершения обучения она более 30 лет работала в Порховском городском училище. В годы Великой Отечественной войны была в эвакуации, а в 1943 году ее перевели в город Бабушкин (ныне Мытищи)    Московской области, где она долгое время работала учительницей математики в одной из школ города. За высокий профессионализм ей было присвоено звание заслуженного учителя РСФСР.
В этом же городе жила ее сестра Лидия, которая окончила в Москве Высшие женские курсы. Возможно, она тоже была учительницей. Еще одна сестра, Вера, жила в Москве. Других сведений о них, к сожалению, нет.
Сын Михаил в 1899 году успешно сдал вступительные экзамены в Тихвинское духовное училище. Получив среднее образование в Новгород-ской духовной семинарии, учился на общеобразовательных курсах им. Черняева в городе Санкт-Петербурге, затем работал учителем. С 1914 по 1918 год воевал на фронтах  первой мировой войны, три года был в Красной Армии. В 1922 году экстерном окончил Тихвинский лесотехнический техникум. Вся дальнейшая его жизнь была связана с лесом. Его чудом сохранившаяся автобиография свидетельствует, какая непрос-тая жизнь выпала на его долю. Как сына священнослужителя его то и дело сокращали и увольняли с работы, он вынужден был переезжать с места на место, чтобы заработать какие-то деньги для семьи.  Во время войны Михаил был эвакуирован в Куйбышевскую область, где работал помощником лесничего. Там же он и скончался в 1943 году по пути с работы домой. На похороны у родных не было денег, поэтому он похоронен в братской могиле.
Дочери Надежда и Ольга остались жить в Тихвине на втором этаже своего родного дома в небольшой двухкомнатной квартирке. По словам Е.В.Прогальской, Надежда работала кассиром в кинотеатре, а Ольга – бухгалтером. Жили они вдвоем. Оба сына Надежды Николаевны, Пятушко Олег Николаевич и Пятушко Юрий Николаевич, погибли в Великую Отечественную войну, захоронены на территории Польши.  
Е.В.Прогальская вспоминает, что Надежда и Ольга были гостеприимными и щедрыми людьми. Надежда Николаевна всегда выглядела опрятно и красиво одетой. Ольга Николаевна пекла вкусные пироги и хорошо играла на пианино. 1 августа 1974 года она передала Дому-музею Н.А.Римского-Корсакова некоторые вещи из своего дома: гребень, медный подсвечник и экран для камина, вышитый по канве шерстью.
Пятушко Надежда Николаевна умерла 30 марта 1985 года в возрасте 89 лет. Спустя пять месяцев скончалась и ее сестра Ольга Николаевна.  Случилось это 14 сентября 1985 года. После их смерти внучатая племянница Плиско Нина Евгеньевна передала 10 октября 1985 года в дар Дому-музею Н.А.Римского-Корсакова фортепиано фирмы «Лихтенталь», стол, буфет, зеркало и комод. По словам директора музея  Э.В.Бордовской, фортепиано относится к тому времени, когда в Тихвине жила семья Римских-Корсаковых, то есть,  вполне допустима версия, что С.В.Римская-Корсакова, уезжая после смерти мужа из Тихвина, могла продать его своим соседям – Феофиловым, а затем его унаследовали Васильевские. Но это только предположение.
Несмотря на все беды и страдания, которые пришлось пережить Васильевским, они и их потомки сохранили самые теплые воспоминания о нашем городе. Вот фрагмент письма Натальи Плиско,  внучки Николая и Екатерины Васильевских, адресованного Марии Сергеевне Трофимовой: «Тихвин для меня тот уголочек, который олицетворяет понятие «Родина». Для меня там все свято до сих пор…». А это уже из письма ее дочери, правнучки Ва- сильевских, Нины Плиско: «Хотя я всю жизнь прожила на Украине, я все-таки русская до корней волос и за Россию всегда болею душой. Так нас воспитали…»
Светлана Старшинина.

Просмотров: 110
В новый дом – без обмана
В Ленинградской области растут объемы жилищного строительства. Стать претендентом на новую квартиру вроде бы не сложно. Ипотека становится все доступнее. Но не всегда мечты о новом жилье сбываются. Как добиваться справедливости? Каковы критерии для признания граждан обманутыми дольщиками?
Читать далее....
В парк НАК «Азот»
Тихвинские цистерны для перевозки метанола уйдут на это предприятие.
Читать далее....
По сибирскому тракту
Двухэтажный деревянный дом с мезонином на улице Московской внешне не особо отличается от ветхих строений, сохранившихся в исторической части нашего города. И если бы не появившийся здесь недавно

указатель, мало кто знал,что это за здание.
Читать далее....